20:42 

фик по Белому Кресту

Mariu-S
"У меня воображение, а у тебя действительность."
Пейринг: фарфарелло/ожп
Жанр: гет
Рейтинг: pg13+
Комментарии: для Фарфи

Мир изменился. Каких-то пять лет и мир изменился до неузнаваемости. Корпорации и бандитские синдикаты разрослись. Практически каждая компания, каждый торговый центр и простой магазин в городе принадлежали высоким господам из правления. Так и в Японии наступила олигархия.
Временами это казалось нормальным, точнее это утопало в быстром движении рутинной жизни.
А временами это было похоже на постапокалипсис будущего.
Мир поделился на 3 части: простой народ, обремененный давлением власти и корпораций, разросшийся синдикат Шварц, который день за днем пополнялся новыми паранормами, благодаря экспериментам Кроуфорда и остатки сопротивления во главе с Белым Крестом.
Корпорации и высшие чиновники давным давно подмяли под себя органы власти и опутали город своими бизнес-сетями. Кого-то (точнее большинство) это устраивало и они прогибались под систему, а кто-то был недоволен и сопротивлялся. Одни примыкали к Белому Кресту, другие «рождали» городские беспорядки и бандитизм. Но не нужно путать последний с преступным синдикатом Кроуфорда. Тут дело обстояло иначе. Скажем так, основная его деятельность заключалась в подавлении эти восстаний и устранении недовольных по заказу Корпорации.
В Шварц постоянно поступали новые искусственно мутированные новички. Как и в любой преступной организации или любой другой различного рода компании их требовалось обучать. Столь высокая миссия была возложена на Шульдиха, при всем его нежелании поделать ничего было нельзя, власть и господство Кроуфорда слишком выросло с тех времен. Сам он занимался непосредственно заключением сделок с высшими чинами, куда он и привлек юного Наги, так как только в нем видел успешного продолжателя дела всей его жизни.
Как и полагается после конвеерного обучения(спасибо телепатическому дару Шульдиха) обученные «убийцы» попадали на передовую уже под командованием Фарфарелло. Впрочем, ему было все равно: один он идет на вылазку или в придачу берет зомбированное пушечное мясо.
В этот день, в воскресенье, что весьма символично, он решил отправиться «навестить» Господа, так сказать, облегчить истерзанную душу, которая так нуждалась в прощении.
Его группа состояла из 5 человек, не включая его самого. Пять сильных утрамбованных мышцами кровавых головорезов, чьим единственным желанием было помочь ближнему своему отправиться в Ад.
На самом деле в это время в храм люди приходили, что бы скорее расслабиться и послушать церковные молебны, нежели облегчить душу. Конечно, оставались и такие церкви, где по-прежнему был нужен священник, отпускающий грехи, и пара-тройка служительниц Господа нашего, облаченных в модернизированные рясы по последнему выкрику сегодняшней моды. Большинство из них работало там не из-за материальной нужды, а, как это говорится, по призванию.
Двое ворвались с черного входа, трое с главного. Они быстро расчистили место очередного террора: 8 трупов сразу, 3 раненых, 3 заложников, не ради выкупа, так повеселиться. Истребление в это время было в чести. Ни к чему Корпорации столько голодных ртов в городе.
Наконец, когда храм действительно стал походить на средневековые руины с древними атрибутами а-ля: окровавленный алтарь, разрушенная зала, городской приход, молящий о спасении на коленях, вошел и сам главный антагонист сегодняшнего дня.
Навстречу Фарфарелло выбежал с ног до головы в крови служитель Бога. Священник даже не успел открыть рта, как тонкий и острый кинжал оказался в его горле. Берсерк небрежно и в то же время с изысканной педантичностью отмахнул труп со своей дороги. Он направлялся к алтарю.
Это было одно из тех воскресных дней, когда Фарф по самому ему ведомому обещанию приходил в обитель господню, дабы поговорить с самим высшим о его неисповедимых путях и ошибках.
Неожиданно из самой глуби храма выбежали три монахини. Должно быть, они наивно предполагали, что еще смогут помочь святому отцу, но большее на что он мог рассчитывать, так это увидеть прекрасный женский лик, полный скорби, перед смертью. Двое из них тут же неуклюже угодили в лапы к команде берсерка. Так же неуклюже и быстро слегка пополнившаяся компания выдвинулась за пределы помещения церкви. И вряд ли головорезы повели монахинь на паломничество.
Фарфарелло подошел к окровавленному месиву на алтаре, сдвинул с него былые людские конечности и встал на колени. Он долго с ядовитой улыбкой что-то говорил, сначала шепотом, потом совсем громко, потом снова шепотом вперемешку с саркастическим смехом. Но его исповедь была бесцеремонно прервана оставшейся в зале последней из монахинь.
-Остановись…, - это звучало так тихо и робко, но в тоже время в этом голосе было столько твердости и злобы.
-А? – берсерк недоуменно приподнял бровь, он явно не ожидал, что в храме еще кто-то остался из живых.
-Остановись, хватит! Слышишь, хватит! Ты утопил в крови церковь, ты отправил десятки неисповедовшихся душ в Ад, ты лишил жизни отца Божьего, так будь человеком не оскверняй веру! – она явно относилась к тем фанатичным личностям, которые были преданы своему делу до конца, даже в минуты неизбежности и боли.
-Я не человек, - тихо, но достаточно громко, чтобы слова как звук проведенного ножа по стеклу, пронеслись над ее ушами, срезая тонкие нити надежды на избавление.
Ее сердце замерло. Он мерно отсчитал десять ударов в ее груди, встал с колен и направился в ее сторону.
-У тебя был шанс…спастись. Но ты им не воспользовалась. Либо ты дурра, либо твое тело настолько пронзил страх, что ты не смогла двинуться с места и попытаться спасти свою бедную ничего не стоящую душонку.
Он подошел вплотную. У Фарфарелло не было исполинского роста, не было перекачанного мышцами тела, но монахине показалось, что он огромен, как огромная темная масса демонов, вырвавшихся из Ада и слившихся в одну кучу, он навис над ней. Она почувствовала себя оборванным цветком без листьев, утерявшего даже часть своих ярких лепестков в борьбе за жизнь против бури. Но этот цветок по-прежнему своими тонкими корнями вцепился в расщелину между плитами и стойко ждал своей участи.
-Оставь этот место, оно еще может послужить благой цели..
Она не успела договорить.
-Это место проклято. Как ты не понимаешь. Здесь больше нет Бога. Я скажу тебе больше, девочка, здесь его никогда не было. Чихать он хотел на ваши молитвы. Ему плевать. Ему не до ваших глупых взрыдов о помощи. Как думаешь, если бы ему было не все равно, допустил ли он то, что случилось с этим миром?
-Это вы убили наш мир.
-Но где в это время был твой милосердный Бог? – Фарфарелло отчаянно тряхнул ее за плечо.
Его руки были горячими, покрытые металлическим привкусом крови, но от самого него веяло пронизывающим до самых костей холодом. Ее сердце сжалось еще сильнее.
-Ты монашка, такая же как была и моя мать. Времена и вера меняются, но суть остается той же. Вы поклоняетесь ему, просите небесной благодати. А что он? Он плюет на вас. Ему все равно. А вы продолжаете молиться, продолжаете просить, зарываясь в божественную пелену святого евангелия или что там у вас сегодня символ причастности к святому?
Служительница храма попыталась освободиться от его твердой руки, но он настолько стиснул стальной хваткой ее плечо, что попытайся она вырваться, и клок человеческого мяса остался бы у него в руке.
-Посмотри на эти руины? Посмотри на былое великолепие его святыни. Посмотри на себя? Где он, твой Бог? Он отвернулся от тебя.
Свободной рукой она прижала к губам железное распятие и, сбиваясь, теряя нужные и давно заученные слова, начала воспроизводить молитву об избавлении.
-Правильно, продолжай молиться…Молись до крови из своего горла, молись, шлюха Господня. Где он твой Бог в минуты твоего отчаяния? Смотри, я осквернил твою святыню, а он ничего не сделал. Я принес боль тебе и прихожанам, а он по-прежнему не внемлет твоим просьбам. В конце концов, спасет ли он тебя от позора бесчестия?
Фарфарелло резко дернул монахиню на себя. Его сильная рука впилась в тонкую еле выглядывающую из-под рясы бледную шею, прошлась до ямочки между ключицами, сминая на своем пути застежки и ткань, и опустилась на уже еле скрываемую под изодранной одеждой грудь.
-Спасет ли он тебя…-тихо, с легким скрипучим присвистом, прошептал берсерк, склонившись ближе к ней, едва касаясь уха.
Монахиня постаралась сделать последнюю попытку освободиться: ее ладонь с остатками былой гордости и силы произвела легкий толчок в его твердую как камень грудь. Как и было очевидно, он ничего не почувствовал: ни в душе ни физически. Берсерк , не отрывая рук от ее одежды, резко развернул монахиню спиной к алтарю. Ее зрачки расширились, радужная оболочка совсем скрылась в черноте. Тьма победила ее, тьма нависла над ней, тьма окутала ее душу, которую уже не спасти.
Фарфарелло приподнял ее за бедро и толкнул на алтарь.
-Ну давай, молись! Почему ты молчишь? Мне даже уже начинало это нравиться, - он достал кинжал и сделал длинный разрез на ее и без этого изодранной рясе. Свободной рукой он скинул ее головной убор, - ну почему ты не молишься? – берсерк зарылся ладонью в ее длинные взлохмаченные волосы и потянул монахиню за пряди на себя, - молись, проси у него пощады, или попроси ее у меня, - это прозвучало совсем шепотом, с отголосками похоти и страсти, на которую Фарфарелло до этого дня вряд ли был способен.
Он развел коленом ее ноги, продолжая проталкиваться дальше и все сильнее нависать над бывшей послушницей Бога. Через несколько мгновений ее руки уже были распластаны по обе стороны и прижаты к холодному мрамору. Его язык скользил по ее шее, пробовал на вкус ее кровь, словно ножом разрезал на куски ее душу. Его похоть упиралась ей меж разведенных бедер. Он еще не успел взять ее, но ей казалось, что он проникает в ее тело уже давно, несколько часов напролет.
-Ты будешь молиться или нет?! – убийца угрожающе приставил кинжал к артерии на ее горле.
-Отче наш..
Он прокусил ее шею зубами.
-Да святится имя Твое..
Он оголил ее плечи, прошелся шершавым языком по тонким венкам на коже.
-Да придет Царствие Твое..
Он сжал ее груди и приник к ним кровавыми губами.
-Да будет воля Твоя
Его рука приподняла ее за бедро.
-И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим..
Фарфарелло двинулся меж ее ног.
-И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого.
Ее тело обмякло и как будто бы стало легче на несколько грамм. Ее душа покинула ее…навсегда.

@темы: гет, Фарфарелло, Белый Крест, pg-13, фанфики

URL
   

Mental_Masturbation

главная